Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:54 

~writing the fanfick~

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
Четвертая часть фанфика "Гарри Поттер и Дух Хроноворота". Текст - в комментариях. Буду выкладывать только здесь, пока не допишу до конца.

UPDATE: Фанфик закончен.


@темы: Гарри Поттер, писательство

URL
Комментарии
2015-09-16 в 14:36 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
В то же время возле фонтана, полускрытого кустами роз между Снейпом, Яксли и Селвином велась непростая беседа.
– Лично я не вижу никаких причин для беспокойства, Северус, – лениво заявил Рудрайг, лениво раскуривая длинную трубку из мореного дуба.
– Ты смеешь закрывать глаза на происходящее? – хмыкнул Снейп. – Вряд ли твоя Метка менее черна, чем моя.
– Нас не вызывают, а значит, в наших услугах не нуждаются, – пожал плечами Проспер. – И потом, с чего ты взял, что это именно Лорд? Если не было вызова?
– А ты, значит, полагаешь, что Эйвери сам по себе сел в кресло министра? – язвительно уточнил Северус. – Хватил лгать мне, Селвин! Я знаю, вы оба как-то замешаны в этом деле!
– А, по-моему, в том, что Декстер продвинул своих друзей на более высокие посты, нет ничего странного, – парировал Яксли. – И о кресле министра он шептался с Долорес, а не с кем-то еще, что б ты знал. По мне, так это все интрига Малфоя. Ему давно опротивело лизать зад Фаджу, а самого его ни за что не приняли бы во главе Англии. Вот он и подсуетился
– А Метка?!
– Ну что ты заладил, Метка да Метка, – фыркнул Селвин. – Возвращается Лорд? Вот и хорошо. Лично я перед ним ничем не провинился. Или ты боишься, что он не одобрит твоей связи с Дамблдором? Так думай, как ее оправдать. Хотя я бы на его месте все равно тебе не поверил. Увяз ты в этом дерьме по уши.
– Вы что-то знаете, – покачал головой Снейп. – Я уверен в этом.
– Тогда беги, – предложил Яксли. – Если тебе кажется, что все вокруг что-то знают, а ты в это не посвящен, значит, это неспроста. Если бы Темный Лорд и в самом деле вернулся и посчитал тебя предателем, я бы на твоем месте не стал задумываться о причинах.
– Я не предавал Его! – прорычал Снейп. – И могу это доказать! Если бы я только мог встретиться с ним!..
Проспер Селвин тоненько хихикнул.
– А ты сказал бы в таком случае остальным, что видел его, Северус? – поинтересовался он. – То-то и оно. Может, кто-то из нас и знает что о нем – не я точно – но молчит, как под Силенцио. Может, это Эйвери, не знаю. Может, Малфой. А может, даже ты. Мерлин тебя знает, Снейп, ты всегда был скрытным засранцем…
– Если бы Беллатрикс была на свободе, она точно знала бы, что к чему, – заметил Рудрайг. – Но, к нашему сожалению, она гниет в Азкабане, как и все остальные. Так что выход один, Северус – ждать. И надеется. Ты ведь надеешься, Снейп?
Снейп тихо выругался сквозь зубы. Поверхностная легиллименция давно показывала ему, что его бывшие приятели лгут. Но открыто напасть на них он не мог. Упивающиеся Смертью в последнее время взял оду ходить как минимум попарно, а то и вовсе6 толпой, словно специально, чтобы избежать неожиданной атаки. А похищать кого-то из них Дамблдор категорически запретил, утверждая, что лучше не тревожить Волдеморта раньше времени. Тем более сейчас перед Северусом стояла иная задача. Он должен был выяснить у Слагхорна, сколько именно хоркруксов в свое время смастерил Темный Лорд.

URL
2015-09-16 в 14:36 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
Аппарируя к дому Эйвери, Сириус сам был в шоке от того, на что он решился. До сих пор вести открытый диалог с Темным Лордом представлялось для него невозможным в силу неприязни, вызванной мировоззрением Волдеморта и его участием в смерти Джеймса и Лили. Впрочем, насчет мировоззрения Блэк немного преувеличивал. Крестник просветил Сириуса, о чем он беседовал с Тем-Кого-Нельзя-Называть, и Блэк отчасти был согласен с тем, что если гряз… магглорожденные могут в будущем лишить волшебный мир магии, то следует относиться к ним в некоторой опаской. Но не убивать! Впрочем, убивать всех магглорожденных Волдеморт и не собирался. Он хотел изучить их, понять, можно ли очистить волшебную кровь в их венах так, чтобы если не в детях, то хотя бы в правнуках нынешних грязнокровок можно было бы не сомневаться в плане того, что они заполонят волшебный мир сквибами. Эту цель Сириус вполне понимал и даже одобрял. Тем более, что сопротивляться грядущему политическому курсу ему было не с руки, раз уж Гарри увяз в не по уши, утянув за собой и крестного.
Впрочем, с теми сведениями, которые были сейчас у Блэка, он рассчитывал выиграть для крестника некоторое преимущество.
Дверь ему открыл Барти Крауч.
– Декстер в Министерстве, – сухо сообщил он Блэку. – У него сейчас жуткий аврал. Половина Отделов требует расформирования, другие – тщательной переработки. В общем, скука, сам понимаешь.
– Я хочу встретиться с Темным Лордом, – решительно сообщил ему Сириус. – Он здесь?
Барти несколько мгновений внимательно разглядывал Блэка.
– Неужели дозрел? – пробормотал он себе под нос. – Тебе повезло, Темный Лорд недавно вернулся в Англию. Не передумаешь?
– Не сегодня, – хмыкнув, Сириус покачал головой. Крауч посторонился, позволяя тому пройти.
Темный Лорд обнаружился в малой гостиной. За исключением красных глаз со змеиными зрачками и незапоминающегося, словно размытого, лица, величайший темный волшебник современности, в сущности, не выделялся ничем особенным. Тем не менее, Сириус, по молодости прекрасно помнивший его в бою, почувствовал, как слегка задрожали его колени. Впрочем, отступать от не собирался.
Помедлив, он поклонился.
– Присаживайся, – Волдеморт властно махнул рукой в сторону ближайшего кресла. Блэк послушно сел.
– Вам известно, что Гарри – ваш хоркрукс? – рубанул он с плеча.
Темный Лорд помолчал.
– Я предполагал это, – наконец, ответил он. – Ты сейчас говоришь со слов Дамблдора?
– Он сказал, что при нападении на Гарри вы, скорее всего, хотели сделать хоркрукс, но из-за того, что лили защитила своего сына, ритуал пошел не так, и часть вашей души, все же оторвавшись, засела у Гарри в шраме, – Сириус и не думал ничего скрывать, полагая, что сейчас откровенность – его лучшее оружие.
Волдеморт фыркнул.
– В шраме, – пробормотал он. – Нет, мистер Блэк, я предполагаю, что часть моей души находится отнюдь не в столь грубом носителе. Я предполагаю, как бы абстрактно это ни звучало, что моя душа находится в том же месте, что и душа юного Гарри. Иначе он не мог бы пользоваться способностями, изначально принадлежащими мне – в частности парселтангом.
– Вы понимаете, что это значит?! – Сириус торжествующе посмотрел на Волдеморта. – Вы не можете причинить вред Гарри! Иначе вы причините вред самому себе!
– Я не могу убить Гарри, – холодно поправил Блэка Волдеморт. – Что до причинения вреда… я вполне могу погрузить его, скажем, в магическую кому: вреда это ему не принесет, а вот для меня польза окажется несомненной – так я буду убежден, что Поттер не свернет себе шею в одной из своих многочисленных эскапад.
– Тем не менее, вы все еще этого не сделали, – указал Блэк.
– Гарри куда полезнее живым и думающим, нежели в роли неподвижного предмета, – пожал плечами Темный Лорд. – Мне льстит мысль о его добровольном принятии моей стороны. Тем не менее, если вы, Сириус, как и планировали, увезете Поттера куда-нибудь в Австралию, для меня это будет… неприятным исходом.
– Почему? – нахмурился Сириус. – У вас же есть еще хоркруксы. А Гарри будет в безопасности от войны.
– Значит, Дамблдор знает и об этом?.. – побарабанил пальцами по подлокотнику кресла Темный Лорд. – Он уже в курсе их количества?
Сириус помедлил.
– Он планирует узнать его от Слагхорна, – наконец, нехотя признался он. – С помощью Нюниуса… то есть Снейпа.
– Ясно, – пробормотал Темный Лорд. – Что ж, мистер Блэк, я вижу, у нас появился отличный повод для соглашения. Разумеется, вы не желаете, чтобы Гарри участвовал в этой войне. Это понятно. Однако я не собираюсь запрещать ничего тому, кто может стать одним из моих самых надежных союзников – уж если сама магия связала нас подобным образом. Впрочем, если вы уговорите его – ваше право. Вмешиваться я не буду. Взамен только прошу и вас следовать за решениями вашего крестника, не противясь им. Пусть окончательный выбор принадлежит ему.
– Хорошо, – настороженно кивнул Сириус.
– Это еще не все. Вы также хотите свободы своего крестника от моего волеизъявления. Это возможно. Однако, я не привык отдавать что-то свое, не получая ничего взамен. Что вы можете предложить, мистер Блэк, вместо сильного темного волшебника с невероятной харизмой, уже сейчас, в четырнадцать лет, способного на весьма многое?
Сириус надолго замолчал.
– Вы хотите, чтобы я принял Темную метку? – наконец, отважился он спросить. Волдеморт кивнул.
– Даже если после этого Гарри Поттер покинет пределы Англии, с помощью вас я всегда буду знать, жив ли он и не требуется ли мое вмешательство. Я не утрачу связь с ним окончательно и всегда смогу подать ему руку помощи, если его вдруг обнаружат мои враги. Ведь после разглашения Дамблдором информации о хоркруксах, мои враги становятся в некоторой степени и его тоже. Вы не согласны, мистер Блэк? – Волдеморт вопросительно поднял бровь.
Сириус вздохнул. Потом поднялся со своего места и встал перед Темным Лордом на колени, обнажая левое предплечье. Свой выбор он сделал.

URL
2015-09-16 в 14:50 

LimboChikatilo
Я не знаю КАК БУДЕТ, я не знаю, ПОЧЕМУ так будет, но я знаю, что будет так, как МНЕ НАДО!
hameleon, тебе ошибки и описки править?

2015-09-16 в 14:54 

geLisa
Ого! Неожиданный поворот, сильно (этоя про решение Сириуса). Спасибо! 🌷🌸🌹🌻🌼

2015-09-16 в 14:55 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
LimboChikatilo, да, я текст вообще не просматривала пока после написания.

И еще. Какие у меня "ружья не выстрелили" так сказать? До конца фанфика осталось около 5 глав, а я хочу быть уверена, что точно ничего не забыла. Или может, о каких-нибдь эпизодах хочется узнать?

URL
2015-09-16 в 15:09 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
geLisa, ну, у него не было выбора. Хитрый Волдеморт все давно просчитал))

URL
2015-09-16 в 15:43 

geLisa
hameleon, надо пологать — лет 15 примерно на обдумывание плана уи него точно было! ;-)

2015-09-16 в 17:55 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
Тем временем в Хогвартсе наступили темные времена. Вопреки надеждам Дамблдора усиливалась неприязнь к магглорожденным. Члены Тайного Дуэльного Клуба хоть и не могли раскрывать тайны своего Мастера, кое-какая информация все же просочилась. В частности, несколько учеников с разных факультетов независимо друг от друга провели исследование магического мира на предмет браков двух магглорожденных. И выяснили, что действительно, детей-волшебников в таких парах не наблюдалось.
Дуэлянты не замедлили поделиться своими исследованиями с друзьями, не вхожими в Тайный Клуб. Пошли слухи. Информация докатилась до вездесущей Риты Скитер, и к концу января в «Настоящем волшебнике» появилась соответствующая статья – «Магглорожденные: магия одного поколения».
«Репортер: Уважаемый мистер П.У. Говорят, вы в курсе исследований, которые сейчас ведутся учениками в Хогвартсе?
П.У.: Да. Я сравнительно недавно закончил это учебное заведение, у меня там остались друзья. Они несколько раз обращались ко мне за помощью в их исследовательской работе, так как я имею доступ в Министерство Магии и могу в свободное время покопаться в архивах для личных нужд. Кстати, первым, кто обратился ко мне за помощью, оказался мой брат – остальные просто последовали его примеру.
Репортер: Не могли бы вы рассказать нашим читателям, в чем заключалась суть ваших исследований?
П.У.: Конечно. Меня попросили провести сравнительную статистику появления сквибов в семьях с разным набором генов. Это сравнительно несложно, так как подобные данные Министерство собирает и подшивает в папки, чтобы вовремя среагировать на опасную тенденцию. К сожалению, при министре Фадже над этой проблемой работали, похоже, спустя рукава.
Репортер: Мы можем узнать подробности?
П.У.: Без имен, конечно. С 1950 по 1980 годы в магической Англии родилось около трехсот младенцев. Заметьте, я имею в виду только тех, кто регистрировались в больнице Святого Мунго, об участи остальных мне не известно. Из этого количества пятьдесят человек оказались сквибами.
Репортер: Так много! Но это ужасно!
П.У.: Полностью с вами согласен. Я обратил свое внимание на записи о родителях этих детей. Десять процентов из них были чистокровными волшебниками, по той или иной причине вступившими в близкородственные связи, от двоюродных до четвероюродных кузенов и кузин. Семнадцать процентов – волшебники, вступившие в брак с магглами. Еще четыре процента – маги, связавшие свои жизни с теми или иными магическими существами: в основном, их дети унаследовали качества не того родителя.
Репортер (с волнением): А остальные?
П.У.: Двенадцать процентов сквибов – дети одного полукровного и одного магглорожденного родителя. Оставшиеся пятьдесят семь процентов... дети двух магглорожденных волшебников. Лгать не буду, исключения были. Но, как говорится, исключение только подтверждает правило.
Репортер: Но почему же магглорожденных не предупреждают об опасности союза друг с другом?!
П.У.: Почему не предупреждают? Предупреждают. После получения от меня этих сведений друзья моего брата провели опрос среди некоторых магглорожденных учеников школы Хогвартс. Большая часть из них считает, что рождение сквиба – отнюдь не такая пугающая проблема, как полагаем мы с вами. Магглорожденные волшебники являются выходцами из маггловского мира и полагают, что в возврате их детей к этому самому миру нет ничего страшного.
Репортер: Но разве они не хотят передать свою магию детям?!
П.У.: Они не считают это жизненно необходимым. Для них магический мир – не единственный наш дом, а всего лишь часть более большого маггловского мира. Своего рода резервация, если вы хотите знать мое мнение.
Репортер: Мне это совершенно не нравится.
П.У.: Увы, мне тоже. Но пока мы мало что можем предпринять. Разве что предупреждать магглов о рождении в их семье волшебника куда раньше, чем тому исполнится одиннадцать лет. Чем раньше мы интегрируем магглорожденного в среду магической Англии, тем полнее он поймет особенности нашей страны, проникнется волшебством и осознает, что это отнюдь не игрушка, но неотъемлемая часть нашей жизни, без которой немыслимо все наше общество. Магглорожденные должны понять, что мы не «отстаем от магглов в развитии», как они выражаются, но идем своим собственным, особам путем, который развивается даже не параллельно маггловскому, но совершенно в другой сфере бытия. В то время как магглы во всем полагаются на свои технологии, исподволь разрушающие мир, мы стараемся не менять исконного назначения вещей, дабы не растрачивать природные ресурсы, но преумножать».
После выхода этой статьи семья Уизли настоятельно порекомендовала третьему сыну не показываться дома, пока журнал не издаст опровержение. Впрочем, Перси это не задело. Он и так большую часть времени обитал на работе, отправляясь в свою съемную квартирку только поспать. Главное, кого надо статья весьма и весьма заинтересовала.
Слово «грязнокровка» в коридорах Хогвартса слышалось все чаще и чаще. Магглорожденные, возмущенные статьей, собирались в кучки и дружно огрызались на оскорбления окружающих сериями заклинаний. Баллы летели со всех факультетов. Особенно оскорбляло чистокровных волшебников то, что магглорожденные вовсе не пытались опровергнуть написанное, но подтверждали вслух то, что правовая и политическая система волшебников давно устарели, взамен предлагая им устоявшиеся маггловские аналоги.
В Хогвартсе начиналась холодная война.

URL
2015-09-16 в 17:55 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
На второй Тур Тремудрого Турнира Поттер прибыл, сжимая заветные жабросли в кулаке. Дамблдор поднялся со своего места, направил волшебную палочку на горло, произнес «Сонорус», и его голос тут же понесся через озеро к трибунам зрителей.
– Ну, что ж, наши чемпионы готовы к второму ис¬пытанию. Начнем по взмаху моей палочки. За час они должны найти в озере то, что у них отобрали. Итак, на счет три: раз... два… три!
Директор махнул палочкой. Гарри торопливо засунул комок жаброслей себе в рот и принялся жевать. Он заказал себе эти растения еще месяц назад, когда наконец раскрыл тайну Золотого Яйца. Самое сложное в обращении с жаброслями было научиться плавать под водой, не попадаясь при этом на глаза других чемпионов. Однако Гарри вовремя сообразил, что небольшой бассейн Выручай-Комната также может предоставить.
Глоток ледяной воды показался обретшему жабры Поттеру глотком жизни. Его ступни вытянулись и сделались перепончатыми, превратившись в самые настоящие ласты. Между пальцами рук также выросли перепонки.
Перед тем, как занырнуть в глубину, Гарри наложил на себя не подведшие его в первой задаче дезиллюминационные чары.
Он поплыл вдоль дна. Вода была мутная, и видел подросток совсем недале¬ко, футов на десять вокруг. Под ним расстилался удивительный пейзаж, новые виды словно выскакивали из темноты по мере того, как он плыл впе¬ред. Вырастали целые леса черных трепещущих во¬дорослей, раздавались вширь илистые луга с редкими валуна¬ми. Гарри заплывал все дальше и дальше, к середине озера, туда, где за серой пеленой воды смутно маячили тени.
Когда мимо Гарри проплыла целая стайка гриндилоу, подросток мысленно порадовался, что защитил себя невидимостью. В драку под водой ему ввязываться совершенно не хотелось. Он только замер в тени большого, покрытого илом камня и выждал, пока потенциальные враги не уплыли прочь.
Минут через двадцать Гарри услышал песню русалок и поплыл в сторону, откуда раздавался звук. Вскоре из тьмы показались очертания домов, слеплен¬ных мелких камушков и поросших водорослями. В темных окнах виднелись лица: серая кожа и длинные темно-зеленые воло¬сы, желтые глаза и неровные зубы.
Гарри поплыл скорее по русалочьей улице; каменных хижин становилось все больше, вокруг некоторых были разбиты сады водорослей, а у двери одной хижины даже сидел привязанный к колу гриндилоу. В центре деревни, на обрамленной несколькими домами площади со¬бралась целая толпа озерных жителей. Там возвышалась статуя тритона, высеченная из цельного куска камня, а перед ней русалочий хор пел песню участникам Турнира. К рыбьему хвосту статуи были привя¬заны три человека. Гарри сразу узнал дурмстранговскую подружку Волкова; маленькая светловолосая девочка была ему не знакома, а третьим человеком оказалась… Джинни Уизли.
Гарри наполовину ожидал, что русалки нападут на него со своими копьями, когда он принялся отвязывать Джинни от статуи, но те и не думали сражаться. Все было даже как-то слишком легко. С трудом перепилив скользкую от ила веревку острым осколком ракушки, Гарри подхватил Джинни и поплыл наверх. Его миссия на озерном дне была выполнена.
В итоге Гарри Поттер доплыл до берега за пять минут до конца времени испытания. Волков прибыл за ним след в след, отстав буквально на две минуты, а вот Флер так и не добралась до светловолосой девочки – ее головной пузырь лопнули гриндилоу. Оценки за конкурс выставлялись по пятидесятибальной шкале. Гарри получил все пятьдесят – он прошел этап Турнира безукоризненно. Опоздавший Волков заработал сорок семь баллов. Флер – двадцать пять. Поттер все еще был на первом месте. Он не знал, специально ли задержался Волков в озере, чтобы дать Гарри фору или же действительно заблудился, но это и не имело особого значения. Впереди оставался последний, ключевой этап Турнира.

URL
2015-09-16 в 17:55 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
В Тайную Комнату на этот раз Гарри Поттер спустился вместе с Волковым. Участники Тайного Дуэльного Клуба встретили дурмстранговца недоуменными взглядами.
– Позвольте представить, – сказал Гарри. – Алексей Волков, Дурмстранг. Чемпион Тремудрого Турнира. Упивающийся Смертью. И наш временный наставник.
Волков гордо задрал левый рукав своей мантии и продемонстрировал всем желающим Темную Метку. На втором испытании он носил плавательный костюм с длинными рукавами, тем самым избежав пристального внимания от учителей и Дамблдора.
– Что он может дать нам такого, чего не можешь ты, Мастер? – требовательно осведомился Кормак МакЛагген.
– Непростительные, – угрожающе улыбнувшись Кормаку, Волков начал свою вступительную лекцию. – Что мы знаем о них? Это заклинания, требующие от волшебника эмоциональной сосредоточенности. Каждое из них опасно тем, что при регулярном употреблении влияет на психику волшебника – именно поэтому их рекомендуется чередовать с другим колдовством. Для этих заклинаний не требуется особых жестов и взмахов палочкой – достаточно приложить магическое усилие, сопровождаемое конкретной эмоцией для каждого случая. Эмоция эта не страх, не гнев, но желание. Желание причинить вред. Убить, подчинить, причинить боль.
– Зачем нам это, Мастер? – негромко поинтересовалась у Поттера Джинни. – Разве нам мало той магии, которую мы уже знаем?
– Это своего рода оружие последней надежды, – пояснил ей Гарри. – Если вдруг окажется, что наш противник знает защиту от всего, что знаем мы, придется воспользоваться тем, от чего защиты нет вовсе. Особенно нам пригодится Империо – вы же не хотим, чтобы кто-то пострадал зря, верно? Если вдруг – не дай Мерлин – нам придется оказаться в поединке с кем-то из учителей, Империо быстро и безболезненно ликвидирует угрозу.
– Тогда, может быть, не стоит учить остальные два? – рассудительно заметила Мариэтта. – хватит с нас и Империо.
– У некоторых волшебников развита естественная сопротивляемость к Первому Непростительному, – ответил ей Алексей. – Те, кто тренировались, смогут сбросить его с себя за секунды. Остальные – за минуту и дольше. Всегда есть вероятность, что очарованный вами волшебник ударит в спину раньше, чем вы сможете сообразить, что произошло. Поэтому для тех магов, в силе которых вы сомневаетесь, или, наоборот, уверенны в их могуществе, требуется кое-что более радикальное, чем подчиняющее заклятие.
– А я вот, например, не уверена, что смогу кого-то убить, – заявила Дафна Гринграсс. – Даже если выучу заклинание. Просто рука не поднимется, и все.
– Для таких случаев существует Круцио, – объяснил Волков. – Помимо своей основной цели – допроса захваченных боевиков – оно также служит весомым отвлекающим фактором. Не каждый противник сумеет сразу подняться с земли даже после десяти секунд применения этого заклинания. Когда вы сражаетесь один на один, лучший способ боя – наложить Круцио на врага, подождать, когда тот выронит от боли палочку, и спеленать его Инкарцеро или Петрификус Тоталусом. Правда в этой комбинации есть один минус – на вопли врага могут примчаться его союзники. Поэтому я рекомендовал бы вам сначала обезвредить врага посредством Силенцио.
– А теперь займемся практикой! – оживленно сказал Гарри, взмахом палочки увеличивая корзинку, которую принес с собой. Та оказалась доверху набитой пауками. Поттер увеличивал их посредством Энгоргио, обездвиживал и передавал дуэлянтам. Рон с отвращением взял свой экземпляр.
– Начнем! – скомандовал Алексей, доставая палочку и подавая всем пример. – Помните! Главное – сосредоточиться на нужной эмоции. Только ваша уверенность в том, что противник обязан пострадать, сможет принести вам успех.
Глядя на своего паука, Рон подумал о том, что уж Авада Кедавра у него сегодня точно получится.

URL
2015-09-16 в 19:04 

LimboChikatilo
Я не знаю КАК БУДЕТ, я не знаю, ПОЧЕМУ так будет, но я знаю, что будет так, как МНЕ НАДО!
Летом на дне рождении Драко, когда Нарцисса намекнула детям на бал, Панси попросила Гарри пригласить её на бал. Плюс в Рождество, конец 1991 года, когда Гарри отправился к Малфоям, он подарил Панси шарфик, она его поцеловала в щечку и отец Панси пригляделся к Поттеру.
Цитаты.

2015-09-16 в 19:07 

geLisa
:hlop::hlop::hlop:

2015-09-16 в 20:07 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
LimboChikatilo, да, помню об этом, но мне нужен был диалог Поттера с Джинни, а лучше, чем на Рождественском балу, места я придумать не смогла. И вообще, Малфой Поттера опередил, так что бедный Гарри не виноват, что обломался :evil:

URL
2015-09-23 в 16:53 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
Наиболее важный для Гарри разговор с Сириусом произошел накануне пасхальных каникул. Они встретились в Хогсмиде, после чего, не сговариваясь, переместились в Визжащую Хижину, посчитав, что там их точно никто не послушает. И наложили массу заклинаний, препятствующих этому подслушиванию. Маги перестраховывались.
– Значит, я его хоркрукс? – Гарри задумчиво разглядывал свои руки, словно видел их впервые. Придти в согласие с подобной новостью было… сложно.
– Именно, – кивнул Блэк. – Именно поэтому он по мере возможности постарается сохранить тебя… целым и невредимым. Если ты не пойдешь против него.
– И единственный способ извлечения хоркрукса, это…
– Смерть, Гарри. Уничтожение физической оболочки. По сути, не в тебе хоркрукс, а ты – хоркрукс, и чтобы уничтожить его, надо уничтожить тебя.
– Готов поспорить, Дамблдор догадывался, – подросток поднял яростные глаза на крестного. – Я же у него в кабинете нашел ту книгу про хоркруксы, а не где-нибудь еще!
– Он в любом случае скоро поймет, что мы с тобой играем за другую команду, – хмыкнул Сириус. – Считай, ты его опередил.
– И по твоим словам, Темный Лорд, выяснив все это, не собирается мешать мне разгуливать под самым носом директора?
– Ты – символ, Гарри. Разгуливающим ты куда полезнее обездвиженного, – пожал плечами Блэк. – Сам подумай, если бы не ты, Темный Лорд все еще пребывал бы в состоянии духа или чего-то похожего. Да и сейчас, скоро… ты ведешь его прямо к победе, а он не дурак, чтобы отказываться от этого.
– Да. А потом? После того, как он победит? Чито ему помешает тогда?
– Я, – твердо сказал Сириус. – Я… вступил с Темным Лордом в соглашение. Если ты действительно этого захочешь, мы можем уехать куда угодно, и я выступлю гарантом твоей безопасности.
– Тебя-таки вынудили принять Темную Метку? – Гарри ухмыльнулся.
– Эй, это было мое решение! – нахмурился Блэк. – И потом, если моей задачей будет исключительно твоя безопасность, я вовсе не против!
– Но ты же понимаешь, что это значит? Мы с тобой в курсе, что у Темного Лорда не один хоркрукс. И даже если мы найдем и уничтожим все… он все еще останется бессмертен. За счет меня.
– Из двух зол выбирают меньшее, – пожал плечами Блэк. – Ты для меня важнее тысячи Темный Лордов.
– Значит, вильнуть в сторону при случае уже не получится. Я тут подумал, может быть, если я соберу все Дары Смерти, Авада подействует только на часть его души во мне, а не на меня…
– И ты готов поставить на это все свои деньги?! Гарри, ты же не дурак. Может ведь случиться и наоборот – что ты покинешь тело, а его душа останется. Нет, будем действовать, исходя из того, что Темный Лорд бессмертен.
– Тогда нам не следует предпринимать ничего такого, что может лишить нас его расположения, – задумчиво сказал Гарри. – Нет, у меня есть, конечно, еще одна идея… но она тебе не понравится. Поэтому я пока про нее промолчу. В любом случае, наши сферы интересов совпадают.
– Правда будущее у нас точно ожидается кровавое, – безрадостно хмыкнул Блэк. – Темный Лорд не остановится на Англии. Уже сейчас он связал себя со столькими странами, обещая им лучшее грядущее…
– Ну, тебя должно успокоить то, что на его месте я поступил бы также, – заметил Гарри. – Магический мир давно пора брать в свои руки. Ты же ведь не хочешь, чтобы наши правнуки лишились волшебства? А простыми переговорами дело не решить. Во многих правительствах грязнокровки давно заняли лидирующие позиции, и им вовсе не понравится то, что ради спасения мира их следует низложить. Война произойдет, крестный, и лучше, если она произойдет на наших условиях.
– Значит, отступать ты не намерен?
– Сейчас, когда меня поддерживают мои дуэлянты? Нет уж. Пока у меня есть компания и знания, я могу кое-что диктовать Темному Лорду. Он хочет моей поддержки? Хорошо. Но и ему придется оказать поддержку мне, иначе ему никогда не добиться моей верности нашим общим идеалам.
– А ты не думал, что пророчество говорит «отметит как равного», а не «будет равным»? Гарри, тебе еще далеко до того, чтобы спорить с Темным Лордом.
– Я быстро учусь, – Гарри хмыкнул. – Тем более, что у меня будет «сила, который не знает Темный Лорд». А там, погоди лет тридцать, глядишь, я еще смогу его превзойти.

URL
2015-09-23 в 16:53 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
Квиринус Квиррелл постучался в дверь профессора зельеварения.
– А, Квиринус! – обрадовался Гораций Слагхорн, пропуская того внутрь своего кабинета. – Какими судьбами?
– Да вот, решил зайти к моему бывшему учителю, – смущенно улыбнулся Квиррелл. – Узнать, как у вас дела. Я удивлен, что вы вернулись в Хогвартс. Кажется, вы всерьез собирались прожить оставшуюся жизнь на собственной вилле, наблюдая за закатом из кресла-качалки?
– Мастерство не пропьешь, – наставительно сказал Слагхорн, разливая себе и Квирреллу пот стаканчику Огневиски, заботливо припрятанному среди зельеварческих ингредиентов. – Да и Дамблдору просто не к кому было обратиться. Лучшего, чем я, мастера зельеварения не сыскать по всей Англии.
– Нисколько не сомневаюсь, – покивал Квиррелл и выставил на стол банку засахаренных ананасов. – Вот, один из ваших бывших учеников просил меня передать.
– Чудненько, – обрадовался профессор, тут же отправляя себе в рот кусочек. – М-м-м… как же славно!
– До меня дошли слухи, – меж тем вкрадчиво промурлыкал Квиринус, наблюдая за праздником желудка профессора. – Что Дамблдор нанял вас не абы почему, но из-за своей обострившейся паранойи по поводу возвращения Сами-Знаете-Кого.
Слагхорн поперхнулся и закашлялся.
– Глупости, мальчик мой! – возразил он. – Какой Сами-Знаете-Кто, помилуйте! Он него уже четырнадцать лет не слуху, ни духу! Да и разве может быть такое, что кто-то вернулся с того света?
– Я слышу в ваших словах неуверенность, – заметил Квиррелл, пряча ухмылку за стаканом с Огневиски. – Не может такого быть, чтобы такой знающий человек, как вы, не могли предсказать возможность подобного действа.
– Это Дамблдор тебя послал, верно? – нахмурился Гораций. – Передай, что я ничего ему не скажу!
– Ни в коем случае! – замахал руками Квиррелл. – Дамблдор – птица не моего полета, если так можно выразиться, профессор. Я с ним дел не имею. Но вот правительству страны, в которой расположен Дурмстранг и где я нынче работаю, до крайности интересно, имеют ли идеи Дамблдора под собой хоть какую-то подоплеку.
– И ты решил спросить об этом у меня?
– Ну, вы же сами сказали, что ничего не расскажете Дамблдору, вынудив меня подозревать, что кое-что вы все-таки знаете, – заметил Квиррелл. – Если вам есть что скрывать, уверяю вас, этот разговор не пойдет дальше моих ушей. Но, если уж даже я догадался, что вы когда-то учили Темного Лорда в Хогвартсе…
– Темного Лорда, значит? – прищурился Слагхорн. – Послушай, мальчик мой. Дамблдору я тебя, конечно не выдам, но так называют Его только Его сторонники, и ты наверняка понимаешь, что я имею в виду. И нет, я не знаю, как вернуть его, и ели бы знал, ни за что не сказал бы. Он достаточно причинил вреда этой стране, и я не хотел бы, чтобы такое случилось еще раз!
– Воля ваша, профессор, – Квиррелл поклонился и, залпом допив Огневиски, покинул кабинет зельевара. Насчет того, что Слагхорн выдаст его Дамблдору, он действительно не опасался. Яд в засахаренных ананасах достигнет своего пика уже через час, а дальше – мгновенная смерть, напоминающая гибель от сердечного приступа. Слагхорн уже никогда никому ничего не расскажет.
А Темный Лорд, все-таки, варил яды ничуть не хуже Снейпа.

URL
2015-09-23 в 16:54 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
– Я должна вам кое-что рассказать, – остановила МакГонагалл посреди коридора Джинни. – Это важно.
– Что ж, – Минерва внимательно посмотрела на девочку. – Пройдемте ко мне в кабинет, мисс Уизли.
Они вошли в небольшое помещение, все заваленное свитками с работами учеников. МакГонагалл села и внимательно посмотрела на Джинни. Та мялась.
– Я так понимаю, подробностей рассказать вы мне не можете, – помолчав, сказала она. – Но я попробую догадаться. Это как-то связано с тайным сообществам, которого организовал Гарри Поттер?
– Я не могу вам сказать, профессор МакГонагалл, – Джинни с надеждой посмотрела на нее.
– Понятно… И что же мы можете мне поведать?
– Дело в том, профессор, что я нахожусь в крайнем смятении… и смущении, – опустила глаза девочка. – мне кое-что не нравится… очень не нравится. Но я не могу вам сказать, что именно. Сами понимаете. Но я должна. Скажите, насколько опасен разрыв магического контракта. Например, если под Веритасерумом…
– Ни в коем случае, мисс Уизли! – воскликнула Минерва. – вы можете лишиться своей магии! Но я тоже не дура, скажу я вам, и вполне способна по намекам догадаться, что к чему. Попробуйте объясниться жестами, это иногда получается. А я буду задавать вам наводящие вопросы. Вас там обижают?
– Я не могу вам сказать, профессор МакГонагалл! – Джинни отчаянно замотала головой.
– Значит, не обижают. Вас принуждают оставаться там насильно?
– Я не могу вам сказать.
– Хм-м… может быть, вам не нравится, что там обсуждается?
– Я не могу вам сказать, – девочка с надеждой посмотрела на профессора.
– Так, уже теплее? Хорошо. Я вполне представляю себе слизеринскую пропаганду и могу сделать вывод, что она вам не слишком нравится. Поттер ее разделяет?
– Я не могу вам сказать, – Джинни аж запрыгала на месте от нетерпения.
– Что ж, это печально. Но нельзя сказать, чтобы я об этом не подозревала. Есть и что-то еще, верно?
– Алексей Волков, мэм. Он ужасно мне не нравится, – формально, Волков не являлся членом Тайного дуэльного Клуба, и оттого говорить о нем Джинни могла.
– Вот как? Значит, дурмстранговец к вам присоединился?.. Он обучает вас чему-то?
– Я не могу вам сказать, мэм, – Джинни согласно подпрыгнула.
– Темной магии?..
– Я не могу вам сказать.
– Даже так? Есть и еще что-то, верно? Насколько я знаю, все слизеринцы рано или поздно начинают баловаться темным волшебством. Это у них что-то вроде… посвящения, – брезгливо скривилась Минерва.
Джинни подумала. Потом тщательно поправила левый рукав своей мантии. Глаза МакГонагалл расширились.
– Он… он Упивающийся Смертью?! Но этого не может быть, ведь Сами-Знаете-Кто… Значит, Альбус всегда был прав! Я… я должна… И Поттер в курсе?!
– Я не могу вам сказать, – Джинни снова поправила левый рукав, потом задумалась и нарисовала палочкой в воздухе огненный знак вопроса.
– То есть вы только подозреваете, – поняла Минерва. – Но он в курсе того, что Волков – Упивающийся?
– Мне кажется, Поттер и Волков очень хорошо подружились во время Турнира, – осторожно сказала Джинни.
– Это… очень значимая информация, мисс Уизли. Нам следует немедленно пойти к Дамблдору. Вы знаете, что такое Легиллименция?
– Да, мэм, – Джинни радостно улыбнулась.
– Хорошо. В таком случае вы понимаете, что от вас потребуется. Идемте, – МакГонагалл распахнула дверь своего кабинета. Прямо в лицо ей уставилась чужая палочка.
– Империо!
– Рон! – в испуге вскрикнула Джинни, направляя на брата палочку. Но не успела.
– Инкарцеро! Силенцио! – натренированный самим Поттером, Рон колдовал очень и очень быстро. – Джинни, ты охренела?! – продолжил он, мысленно приказывая МакГонагалл вернуться в кабинет и сноровисто запирая дверь Коллопортусом. – Ты сдохнуть хочешь что ли, я не понимаю? А если бы к тебе приставили не меня, а Малфоя, к примеру?! Он-то цацкаться уж точно бы не стал!
Джинни со страхом наблюдала, как Рон идет к личному камину МакГонагалл и вызывает Министерство. Через некоторое время из камина выкарабкался Перси.
– Что у тебя? – спросил он, строго взирая на брата.
– Джин-Джин чуть не сдала нас всех МакГонагалл, – Рон и не думал ничего скрывать. У меня не было выбора. Я наложил на нее Империо и затолкнул в кабинет. Мне конец, да?
– Глупости, – фыркнул Перси. – Благодари министра Эйвери, что кое-какие заклинания в Хогвартсе с некоторого времени не отслеживаются. Дамблдор, конечно, мог бы… Но если он все еще не здесь, значит, либо его нет в Хогвартсе, либо у него нет собственной сети слежения. Портретов у МакГонагалл в кабинете нет, а призраки, по счастью, мимо не проходили.
– Но что делать с Джин? Она предательница! – глаза Рона гневно сверкнули.
– Если мы не хотим, чтобы с нашей сестренкой случилось что-о плохое… – задумчиво произнес Перси, – то у нас два выхода. Обливиэйт или Непреложный Обет. Джинни полагаю, предпочтет Обет, верно?
Джинни усиленно закивала.
– А что с МакГонагалл? – Рон кивнул на профессора, неподвижно сидящего на стуле, все еще находящегося под действием его заклинания.
– Это опасно, но… стоит рискнуть, – решил Перси. – Мы оставим ее под Империо.
– Что?!
– Под твою ответственность, Рон. Тебе давно пора принимать ее за свои поступки. Да и нам пригодится негласный осведомитель в Ордене Феникса. А что до того, что ей разболтала Джин-Джин… На последние события в ее жизни мы, разумеется, наложим Обливиэйт. Мастера подставлять не годится.

URL
2015-09-23 в 18:04 

geLisa

2015-09-23 в 20:05 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
В день третьего испытания Тремудрого Турнира во время завтрака было особенно шумно. В этот день должны были приехать родственники и близкие чемпионов, и те вовсю готовились к встрече. Впрочем, крестный Гарри и так был в замке, так что большую часть времени этого выходного дня Гарри провел с ним.
Когда закат окрасил сумерки в алые цвета, Дамблдор, до этого практически незаметный в замке, отозвал Сириуса на минутку в сторону.
– Сириус, – сказал он. – Мне срочно необходима твоя помощь.
Блэк тут же насторожился.
– Вы нашли его? – шепотом проговорил он, бросая подозрительный взгляды в сторону. – Вы нашли хоркрукс Того-Кого-Нельзя-Называть?
– Да, – кивнул Дамблдор. – Думаю, да. Я не уверен, о котором из них идет речь, но одно знаю точно: он спрятан на берегу моря, за много миль отсюда, в пещере, которую я ищу уже очень давно. Это в ней Том Риддл до смерти запугал когда-то двух детей из своего приюта во время их ежегодного похода. Помнишь, как я показывал тебе воспоминания?
Почему Дамблдор выбрал для просмотра воспоминаний именно его, Сириус был не уверен. Возможно, надеялся, что, когда настанет время, крестный перескажет крестнику все, что необходимо было знать. Возможно, настраивал так Сириуса против Темного Лорда, чтобы тот уж наверняка не заполучил бы того себе.
– Мы идем сейчас? – нахмурился Сириус. – А как же Тремудрый Турнир?
– Испытание от моего лица проведет Северус под Оборотным зельем. Он сможет проследить, чтобы ничего не случилось. Я полностью доверяю Северусу в этом вопросе. А мы, ем временем, сможем уйти, не привлекая излишнего внимания. Не сомневаюсь, сейчас взгляды шпионов Волдеморта будут направлены не на нас.
– Хорошо, – кивнул Сириус. – Я готов.

URL
2015-09-23 в 20:05 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
Они аппарировали к отвес¬ному обрыву, черному и безликому. Несколько боль¬ших каменных глыб, схожих с той, на которой сто¬яли Блэк с Дамблдором, по-видимому, отломились когда-то от этой стены. Суровый, мрачный пейзаж – море и скалы – не оживляло ни дерево, ни полос¬ка травы или песка.
– И сюда привозили детей из приюта? – скептически заметил Блэк. – Не удивительно, что Сами-Знаете-Кто стал тем, кем стал.
– Ну, не сюда именно, – ответил Дамблдор. – Там, наверху, чуть в стороне от обрыва, стоит дере¬вушка. Насколько я понимаю, туда и возили приют¬ских сирот, чтобы они подышали морским воздухом и полюбовались волнами. Не думаю, что здесь по¬бывал хоть один человек, кроме Тома Риддла и его жертв. Никто из магглов не смог бы до¬браться до этих скал по суше – для этого нужно быть превосходным скалолазом, – а с моря к об¬рыву не подойдешь, здешние воды слишком опас¬ны. Насколько я понимаю, Риддл спустился сюда по обрыву: магия страхует лучше любых веревок. И привел с собой двух детей – скорее всего, для того, чтобы насладиться их страхом.
Дамблдор кивком указал на самый край скалы. Цепочка неровных выемок образовала здесь опоры для ног, позволявшие спуститься к валунам, что ле¬жали, наполовину утопая в воде, у самой стены об¬рыва. От морской воды камни внизу были скользкими. Сириус ощущал холод соленых брызг, ударявших ему в лицо.
Потом они сошли с валунов и поплыли к темной расщелине в скале. Ее скользкие стены отстоя¬ли одна от другой самое большее на три фута. Вскоре углубление в скале круто завернуло влево, превращаясь в туннель. Через некоторое время глубина стала меньше, потом в воде стало возможным нащупать скользкие ступеньки.
Дамблдор, приплывший первым, стоял в середине туннеля, высоко под¬няв волшебную палочку, освещая Люмосом стены и потолок.
– Проход запечатан, – заметил он, осматриваясь.
Сириус высушил себя взмахом палочки и внимательно взгляделся в стену. Не то, чтобы от рассчитывал рассмотреть вязь заклинаний Темного Лорда, но и изображать из себя бесполезный груз он не хотел. Дамблдор отступил от стены, направив на нее волшебную палочку. Он его заклинания та на миг укра¬силась очертаниями арочного прохода, осле¬пительно белыми, словно в стене образовалась тре¬щина, за которой сиял мощный свет.
– Ого, – отметил Блэк. – Похоже, запечатано на крови.
Дамблдор извлек из кармана мантии серебряный нож и протянул его Блэку.
– Сможешь пройти?
– Посмотрим, – Сириус, примерившись, резанул себя по ладони и приложил ее к стене туннеля. От этого действа серебристый контур арки появился вновь, и на этот раз он не гаснул: орошенный кровью камень внутри него просто исчез, оставив проход, ведущий, казалось, в непроглядную тьму.
– Пожалуй, я пойду первым, – сказал Дамблдор и исчез в темноте.
Они вышли на берег темного озера, мерно колыхающегося в огромной пещере. Вдалеке, быть может на самой сере¬дине озера, различался мглистый зеленоватый про¬блеск, отражавшийся в воде. Через некоторое время Дамблдор нашел невидимую цепь, притянув за нее лодку, и они поплыли е этому проблеску. В воде, булькающей вокруг них, Сириус углядел бледные лики мертвецов.
Через некоторое время они достигли крошечного каменного островка. Зеленоватый свет, который они заметили издали, струится из стоящей на небольшом постаменте каменной чаши, немного напоминаю¬щей Омут памяти. Ее наполняла изумрудная жидкость.
Дамблдор поводил кончиками пальцев над поверхностью зелья.
– Запустить руку туда невозможно, – отметил он. Потом поднял волшебную палочку и, что-то беззвуч¬но бормоча, произвел над поверхностью зелья не¬сколько сложных движений. Зелье засветилось чуть ярче.
– Думаете, хоркрукс находится внутри этой чаши? – осведомился Блэк.
– О да, – кивнул Дамблдор. – Вот только как до него добраться? Зе¬лье не подпускает к себе руку, никаким заклинаниям исчезнове¬ния не поддается, вычерпать его невозможно. Остается заключить, что оно предназначено для питья.
Дамблдор помолчал, но в данном случае Сириус не собирался брать на себя инициативу. Если это яд, и он умрет, Гарри останется без поддержки. Не уж, скорее он рискнет доверием директора, чем крестником. К тому же Сириус уже прекрасно понимал, что это за место и что это за зелье. Именно благодаря ему когда-то погиб его брат, Регулус Блэк.
– Я выпью его, – наконец, сказал Дамблдор, правильно поняв молчание Блэка. – Оно может парализовать меня, заставить забыть, ради чего я сюда явился, при¬чинить боль, которая меня оглушит, или еще каким-либо способом лишить меня сил и разума. Если это произойдет, Сириус, позаботься, чтобы я пил и даль¬ше, пусть даже тебе придется вливать зелье в мой протестующий рот. Ты понял?
– Да, директор, – сухо сказал Сириус, отмечая легкое разочарование на лице Дамблдора.
Альбус трансфигурировал кубок и опустил его в зелье. Тот, как ни в чем не бывало, наполнился, и Дамблдор поднес его к губам.
– Твое здоровье, Сириус.
И он осушил кубок. А потом еще один и еще один. Затем, выпив до половины четвертый, он покачнулся и повалился на чашу. Глаза его оста¬вались закрытыми, дыхание стало тяжелым. Вздохнув, Сириус отобрал у него кубок и наполнил сам.
– Вы меня слышите, Альбус? – прошептал он.
– Я не хочу… не заставляй меня… – прошептал Дамблдор в ответ.
Но Блэк был настойчив. У него была цель, а еще у него был план, который, постепенно, начал проявляться в его голове. Он наполнял кубок вновь и вновь, поднося его Дамблдору, пока чаша не опустела. Тогда он запустил туда руку и извлек медальон.
Дамблдор рыдал и плакал. Сириус схватил его за ворот мантии и запихнул в лодку, поспешно покидая островок. Дамблдор просил напиться, но Блэк не обращал на него внимания, пока они не покинули пещеру: Сириус прекрасно знал, как может сказаться промедление. Драться с инфери он не желал. И только снаружи, припав к соленой морской воде и наполняя желудок этой дрянью пополам с морской тиной, директор Хогвартса пришел в себя.
– Думаю, все будет хорошо, Альбус, – сказал Сириус, с легкой брезгливостью наблюдая, как тот исполняет свою потребность. – И я вполне способен к тому, чтобы аппарировать нас обоих назад.

URL
2015-09-23 в 20:05 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
Поле для квиддича было неузнаваемо. По всему периметру поднималась плотная живая изгородь высотой в двадцать футов. Пря¬мо перед чемпионами в изгороди чернел проем – вход в Лаби¬ринт. Коридор внутри него, образованный густым кустарником, уходил в черноту, от которой у Гарри от предвкушения забегали мурашки.
Через пять минут на стадионе появились первые зри¬тели. Воздух наполнился взволнованными голосами и звуками сотен шагов – зрители торопились занять от¬веденные им трибуны. Небо окрасилось в густой исчерна-синий цвет, и на нем зажглись первые звезды. Подошли профессора Хогвартса.
– Мы будем патрулировать снаружи, – тут же сообщила профессор МакГонагалл. – Если кто-нибудь из вас попадет в беду и почувствует, что тре¬буется подмога, отправьте в воздух сноп красных искр, и мы незамедлительно придем на помощь. Все ясно?
Чемпионы кивнули, и патрульные ра¬зошлись в разные стороны, каждый на свой пост вокруг лабиринта.
Направив на себя «Сонорус», «Дамблдор», занявший главное место на трибуне, провозгласил:
– Дамы и господа, третье и последнее состяза¬ние Тремудрого Турнира начинается! Разрешите мне напомнить вам положение чемпионов на сегодняшний день! Первое место занимает мистер Поттер со своими восьмьюдесятью шестью баллами! На втором месте мистер Волков, восемьдесят три балла! И на третьем месте мисс Делакур, пятьдесят три балла!
Крики и гром аплодисментов разбудили птиц в Запрет¬ном лесу, и они с тревожным гомоном поднялись в тем¬ное ночное небо. Гарри разглядел на трибуне весь свой Дуэльный Клуб. Его члены яростно аплодировали. Он приветственно помахал им рукой.
– Итак, Гарри, ты начинаешь по моему свистку! – сказал Дамблдор. – Три... два... один...
Он резко свистнул, и Гарри устремился внутрь лабиринта. На развилке он свернул направо, погружаясь в чернильную тьму лабиринта. Засветил Люмос и бросился дальше. Дамблдор снова дунул в свисток. Значит, в лабиринт зашел Волков. Гарри не стал задерживаться, поджидая его – он правится и сам. Он свернул еще раз, потом еще… и обалдел. Перед ним лежало его собственное изломанное тело.
До этого он никогда не сражался с боггартом, но сразу понял, что это он. Он никогда не видел свой глубинный страх, но ничуть этому не удивился. Он верил, что может все: обмануть Темного Лорда, став сильнее его, своей властью защитить Сириуса от проблем, вывести Дуэльный Клуб в лидеры… и только одного он боялся, что он умрет, не успев все это.
– Риддикулус! – твердо проскандировал он, и боггарт обратился в резиновую куклу с плохо намалеванными чертами лица. Того, что он показал, никогда не случится. Потому что Гарри знал, что нужно предпринять, чтобы этого никогда не произошло.
Налево... направо... снова налево... Гарри два раза уперся в ту¬пик. Применил заклинание Компаса. Палочка по¬казала, что он слишком уклонился к востоку. Вернулся к развилке, свернул направо. Преодолел область, заставившую мир перевернуться вверх ногами. Услышал неподалеку вопль – похоже, Волков устранял лишнего чемпиона. Гарри не стал задерживаться – он верил, что у его союзника все схвачено.
Минут десять не было ничего, кроме тупиков. Дваж¬ды Поттер свернул не туда в одном и том же месте. Наконец, он обнаружил незнакомую дорожку. Люмос на конце палочки колебался. Тень его, меняя очертания, прыгала по живой изгороди, отображая пугающие фигуры. Еще поворот, и… Гарри очутил¬ся нос к носу с акромантулом.
То был размером в девять футов. Огромный изогнутые жвала зловеще чернели в его пасти, а толстая шкура тускло поблескивала в свете волшебной палочки. Паук заторопился к подростку на своих ногах спицах, но Гарри оказался быстрее.
– Секо! – заклинание рубило сразу две ноги справа.
– Глациус! – поверхность под пауком заморозилась, и тот, поскользнувшись, грохнулся наземь.
– Бомбарда Максима! – и голова паука взорвалась.
Следующим препятствием оказался сфинкс.
– Ты близок к цели, – произнес он низким, хрип¬ловатым голосом. – Кратчайший путь лежит именно здесь. Вот моя загадка. К реке подошли два человека. У берега стояла лодка, однако она была столь ветхая, что могла выдержать лишь одного. Однако оба человека сумели переправиться на другой берег. Как они это сделали?
Гарри задумался на мгновение, а потом усмехнулся и выдохнул:
– Просто они были на противоположных берегах.
Сфинкс кивнул и молча отошел в сторону. И метрах в трехстах от себя, наконец, увидел Кубок. Из кустов слева от него выскочил Волков, увидел Гарри и усмехнулся.
– Вместе? – предложил он. Гарри, помедлив, кивнул.
– Вместе.
И они коснулись Кубка. В тот же миг Гарри почувствовал знакомый рывок портключа. Чемпионы Тремудрого турнира понеслись в неизвестность.

URL
2015-09-23 в 22:11 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
ВНЕЗАПНОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ:evil:

URL
2015-09-23 в 22:11 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
Волдеморт уже был готов. Когда в гостиной дома Эйвери материализовались два подростка, Темный Лорд жестом приказал им занять свои места. Алексей извлек из кармана и увеличил две черные мантии, протянув одну Гарри. Тот облачился. Волков закрыл лицо маской Упивающегося. Поттер прятать лицо не стал.
Темный Лорд удовлетворенно кивнул и нажал палочкой на Метку Волкова, призывая остальных Упивающихся смертью. Через мгновение они уже были перед ним. Трое Лестрейнджей, Долохов, Мальсибер и Мальсибер-старший, Руквуд, Трэверс, Джагсон, Роули и Барти Крауч-младший. Прочие были заняты… важным делом.
– Мы ждали этого момента долгих четырнадцать лет, друзья мои, – негромко проговорил Темный Лорд. – Момента, чтобы вернуть себе власть и силу. И этот момент, наконец, настал. Благодаря… моему юному другу, – Волдеморт положил руку на плечо Поттера.
Гарри нервно ухмылялся. Всех присутствующих слуг Темного Лорда он уже знал, и все они обучали его за лето магии. Гарри ждал и был готов не меньше их.
– Настала пора нам действовать! – вскричал Волдеморт, и эхо его голоса слилось с одобрительными возгласами. – Мы, наконец, готовы взять свое, и мы не упустим шанс, который дает нам наша судьба! Нас презирали, унижали, нам плевали вслед. Но мы всегда знали, что за нами – будущее! И это будущее грядет, друзья мои, его не отнимут у нас никакие магглолюбцы и грязнокровки! Будущее – за магическим миром! И мы его ему преподнесем.
Переждав воинственные выкрики, Темный Лорд скомандовал.
– А теперь соберемся в круг, друзья мои. И помните – каждый из вас должен касаться другого. Если кто-то не дотянется до Кубка, пусть возьмет за руку соседа. Мне не понравится, если среди нас окажется… опоздавший.
Они взялись за руки, и Темный Лорд призвал к себе Кубок-портключ.

URL
2015-09-23 в 22:12 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
Когда они появились перед изумленными зрителями Тремудрого Турнира, начался хаос. Все повскакивали со своих мест, не зная, куда бежать. Наружу высыпали все обитатели Хогвартса, за исключением домовых эльфов, и замок практически пустовал. Никто не следил за укреплением магических щитов вокруг замка.
Конечно нашлись те, кто сориентировался быстрее всего. Преподаватели, некоторые взрослые, старшие ученики. Но… их оказалось меньшинство. Потому что за одно минуту трибуны окрасились вкраплениями черного. Накинули одежды Упивающихся смертью Квиррелл, Селвин и Яксли. Последовали их примеру профессора Кэрроу, предварительно запустив в воздух Темную Метку. Облачились в черное ученики Дурмстранга. Участники Тайного Дуэльного Клуба одели мантии, украшенные гербом своего Мастера. И все они были вооружены и готовы сражаться.
Первыми выбыли из битвы ученики Хогвартса. Руководствуясь принципом «малой крови», в основном их просто оглушали, ломая руки и ноги старшекурсникам, чтобы те более не могли встать в строй. Этим занимались в основном дуэлянты. Применение Непростительных ими было неожиданностью для окружающих, и маги Поттера пользовались этим вовсю, рассылая Круцио направо и налево. Потом пали родители их тех, кто прибыл на соревнование. Этими занимались дурмстранговцы, и они уже не церемонились. Магглорожденных убивали на месте, остальные лишались сознание от некоторых весьма противных заклятий. Никому не были нужны лишние оппоненты.
Последними сдались профессора этими занимался лично Волдеморт и Упивающиеся. Учителя образовали основной костяк сопротивления и возможно, им даже удалось бы прорваться, если бы не неожиданный удар со спины. МакГонагалл, все еще находящаяся под Империо Уизли, заклинанием срезала голову Флитвика и, прежде чем ее успели остановить, выбила глаз профессору Спраут. Ошеломленные, сопротивленцы нарушили свои ряды, и через мгновение для них все было кончено.
Никто не заметил под шумок смывшегося Снейпа, давно избавившегося от эффектов Оборотного зелья.
А перед Гарри возник Патронус Сириуса в виде мангуста и прокричал:
– Над Хогвартсом Темная метка, Гарри! Мы с Дамблдором ждем тебя на Астрономической башне!

URL
2015-09-23 в 22:12 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
В Министерстве Магии никто ничего не ожидал. Когда к4амины открылись, и в них ввалилась стая оборотней под предводительством Фернира Грейбека, началась паника. Нет, большинство авроров было на своих местах, но верность всего младшего поколения принадлежала исключительно Темному Лорду. Руководили восстанием Эйвери, Малфой и Маркус Флинт с Перси Уизли на правах младших членов организации. Уизли собственноручно оглушил своего отца, тем самым укрыв его от шальной Авады. Прочих косила кривая коса войны. Сотрудники Отдела Тайн еще кое-как оборонялись, заперев двери своего отдела, но у них просто не осталось выбора, нежели сдаться, когда они остались одни. Прочие министерские чины оказались либо перебиты, либо укушены оборотнями, либо перешли на сторону Упивающихся.
Министерство Магии пало.

URL
2015-09-23 в 22:13 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
Оставшиеся Упивающиеся Смертью, а именно: Нотт, Гиббон, Крэбб и Гойл, Макнейр, а так же присоединившиеся к ним Паркинсон, Флинт-старший и Забини тоже занимались немаловажным делом. Разделившись на группы: один Упивающийся плюс три великана, они аппарировали к домам своих явных противников и наводили там беспредел. Так пали Амелия Боунс, Руфус Скримджер, Корнелиус Фадж, Августа Лонгботтом, Арджун Патил и многие-многие другие. Маги срывали защитные заклинание со стен домов, а великаны довершали дело. Особое внимание было уделено семьям грязнокровок и полукровок. Магглы убивались сразу же, связанные с ними волшебники получали тотальный Обливиэйт и переправлялись в больницу Святого Мунго, которую до поры до времени никто не трогал. Великаны разрушали поместья вражеской стороны до основания, предоставляя наследникам в будущем выкарабкиваться самим из нищеты за счет просьбы о снисхождении сторонников Темного Лорда. Нейтральным волшебникам предлагалось присоединиться к победителям или к павшим. Выбравших сторону победителей отправляли в Министерство Магии. Нору Уизли обошли стороной в благодарность за сотрудничество некоторых членов этой семейки, однако поставили охрану на случай, если там решит спрятаться кто-то из врагов нового режима.
К пяти часам утра следующего дня все было кончено.

URL
2015-09-23 в 22:13 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
Сириус и Альбус добрались до Астрономической башни на метлах, одолженных у мадам Розмерты. Они летели во мраке над извилистой дорогой, и Блэк слышал сквозь посвистывание ночного воздуха в ушах, как Дамблдор бормочет что-то на неведомом язы¬ке. Ощутив, как задрожала под ним метла, когда они пролетали над стеной школы, Сириус понял, чем был занят Дамблдор: чтобы как можно скорее попасть в замок, он снима¬л заклинания, которыми сам его окружил. Темная Метка поблескивала прямо над Астрономической башней, самой высокой в замке.
Дамблдор уже пронесся над зубчатой стеной вер¬хней площадки башни. Опус¬тившись рядом с ним, Блэк огляделся.
Вокруг было пусто. Дверь ведущей внутрь замка винтовой лестницы закрыта. Никаких признаков борьбы, сражения не на жизнь, а на смерть, ника¬ких тел.
– Все происходит там, на трибунах зрителей, – пробормотал Дамблдор, торопливо слезая с метлы. – Но почему именно сейчас, когда он еще не набрал силы? Не понимаю…
Сириус решился. Он много времени ждал этого момента, почти сделал это в пещере Волдеморта, но в полное согласие с самим собой он пришел именно сейчас.
– Экспеллиармус! – палочка Дамблдора вылетела из его руки и оказалась у Блэка. Альбус неверяще посмотрел на него.
– Сириус! Но почему ты?..
Сжимая в руках палочку Дамблдора, Блэк медленно задрал левый рукав мантии.
– Слухи о моей невиновности были несколько преувеличены, Альбус, – не отказал себе в маленькой шпильке бывший Мародер, кривясь в ухмылке.
– Но Гарри…
– Думаете, Гарри против? – Сириусу хотелось выговориться. Сейчас, с двумя палочками в руках, он чувствовал себя в полной безопасности. – Это, можно сказать, его вина. Если бы он не возродил Темного Лорда в свое время…
Глаза Дамблдора стали круглыми, как галеоны.
– А чему вы удивляетесь, директор? – фыркнул Блэк. – Или моего крестника любили его родственники? Может, кто-то помогал ему вытащить меня из Азкабана? Или… кто-то пообещал ему, что вытащит из него хоркрукс?
– Он знает?!
– Он все знает! – прорычал Блэк. – Побольше вашего, Альбус! Вы проиграли, смиритесь с этим! Гарри никогда не был светлым волшебником… как никогда не был и я, хоть и узнал об этом немного поздновато.
– Но, Сириус! Волдеморт…
– Темный лорд, по крайней мере, честен, – поморщился Блэк. – хиртрожопый засранец, но честный, тем не менее. Сразу говорит, чего хочет, и от кого. А его идеи насчет магического мира… Знаете, Альбус, если грязнокровки в итоге и правда лишат нас магии, я первым подпишусь на пакте об их изоляции, уж поверьте мне в этом!
– Но невинные не должна страдать! – Дамблдор повысил голос.
– А страдания облагораживают, – хмыкнул Блэк. – И потом, никто не собирается их убивать. Наоборот, даже изучат… чтобы прекратить заражение. Нам с магглами не по пути, директор, и если для того, чтобы все это поняли, нам придется идти на радикальные меры, значит так тому и быть!
– И теперь ты убьешь меня? – Дамблдор покачал головой. – Я не узнаю тебя, Сириус. Но я верю, что ты не способен на хладнокровное убийство того, кто, по твоему мнению, всего лишь разделяет неправильные взгляды.
Сириус помолчал.
– Да, Альбус, я не смогу, – наконец, признался он. – Но это ничего не меняет. Когда сюда придет Гарри, мы просто вместе свяжем вас, а потом отправим в соседнюю с Гриндевальдом ячейку Нурменгарда. Уж ели он не выбрался из той проклятой тюрьмы, то и вы наверняка не выберетесь. А пока – Инкарцеро!
Затем Сириус отправил Патронус Гарри с сообщением и приготовился ждать. Долго ждать не пришлось.
– Ступефай! – ворвавшийся в двери Астрономической башни Снейп первым делом направил палочку на Сириуса. Тот увернулся и отправил в противника режущее заклинание. завязалась драка. Обездвиженный Дамблдор беспомощно наблюдал за сражением. Враги со школьной скамьи во всю пользовались темной магией, причем даже такой, которую от Блэка нельзя было и ожидать. Не только Поттер учился летом у Беллатрикс, Сириус тоже от скуки перенял кое-что от кузины.
Однако силы были не равны. Если Блэк учился темной магии лишь в последнее время, то Снейп готовился к этой дуэли всю свою сознательную жизнь.
– Сектумсемпра! – метнул он заклинание собственного сочинения в замешкавшуюся цель, и искореженный кровавыми разрезами Блэк отлетел к углу Астрономической башни. – Экспеллиармус!
– Авада Кедавра! – полный лютой ненависти голос был последним, что услышал в этой жизни профессор Северус Снейп.

URL
2015-09-23 в 22:14 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
Убедившись в смерти Снейпа, Гарри бросился к крестному. К сожалению, тут он мало что мог предпринять. Сириус и так был изранен продолжительной дуэлью, а Сектумсемпра завершила губительное дело. Это заклинание Гарри не знал и, соответственно, противозаклятие к нему также было ему неведомо.
– Ну что, малыш, – улыбнулся Сириус сквозь кровь, стекающую из уголков губ, – вот и все, пожалуй?
– Ты скотина, Сириус! – со слезами на глазах прошипел Поттер, сжимая его за плечи. – Не смей оставлять меня одного, слышишь?!
– Я бы рад, но… забавная штука, судьба, – Сириус раскашлялся, выплевывая кровавый сгусток. – Ну, по крайней мере, она дала мне шанс узнать тебя, крестник. Я просрал свой шанс на долго и счастливо, признаю. Но уж ты постарайся не просрать свой.
– Я верну тебя, слышишь?! – Гарри стиснул зубы.
– Не надо, – Блэк поморщился. – Я еще должен на том свете отчитаться Лили и Джеймсу за то, что не наставил тебя на путь истинный добра и света. Хотя, знаешь, я думаю, они тебя поймут. Прости меня, что ли?
– Сириус! – Гарри прижался к окровавленному боку хрипло дышащего Сириуса. Там они и лежали рядом – крестный отец и крестник, – пока Блэк, наконец, не затих навсегда.
Поттер медленно поднялся.
– Гарри… – по щекам Дамблдора медленно стекали слезы. Гарри молча, не отвечая ему, направился к трупу Снейпа и забрал у того Бузинную палочку. Теперь она по праву принадлежала ему. Наконец-то Гарри был владельцем всех трех Даров Смерти, но это, увы, не принесло ему радости. Отнюдь.
Медленно, наставив палочку на Дамблдора, Поттер принялся читать слова старого темного заклинания, прочитанного им в «Секретах темных искусств».
– Что ты делаешь, Гарри?! – запаниковал Альбус. – Гарри, это же самая темная магия из всего, чего только возможно!
Не обращая на него внимания, Гарри продолжил читать заклинание, превращая будущую смерть директора Хогвартса в заготовку для собственного хоркрукса. Терять ему больше было нечего.

URL
2015-09-23 в 22:14 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
эпилог

Упивающиеся Смертью праздновали победу над магической Англией. Наконец-то страна принадлежала им. Выходцы из стран третьего мира увеличили число сторонников Волдеморта на порядок, и теперь никого не было достаточно, чтобы пойти против них.
Эйвери передал управление Министерством Магии Темному Лорду, а сам занял должность директора Хогвартса. Факультеты были расформированы, и теперь все новые ученики поступали на один общий факультет – Блэк. Там они активно изучали так называемую боевую магию, чтобы уметь защитить себя в грядущей войне со всем остальным миром.
Министерство Магии также было расформировано. Теперь оно называлось Управительским Центром Магической Империи, сокращенно ЦМИ, и возглавлял его Темный Лорд непосредственно. Должность экономического директора занял Люциус Малфой, военного директора – Барти Крауч-младший, директором по связям с общественностью был назначен Рудрайг Яксли. Многие отделы были пересмотрены и расформированы. Оборотни были признаны равными с другими волшебниками. Магглорожденных, предварительно стерев память их родственникам, отправили в гетто.
Семья Уизли окончательно рассорилась друг с другом, оставив Перси и Рона на одной стороне и всех остальных – на другой. О предательстве Джинни никто деликатно не упоминал.
На свое пятнадцатилетие Гарри Поттер торжественно принял Темную Метку. Вместе с ним ее приняли и прочие члены Тайного Дуэльного Клуба. Волей Волдеморта их объединение не было расформировано, но приобрело официальный характер, став молодежной организацией для будущих бойцов и потенциальных лидеров Империи.
В официальном порядке к Англии были присоединены Сомали, Африка, Мадагаскар, Сокотра, Гаити и некоторые группы мелких островов.
В народных слухах ходила молва, что Гарри Поттеру было присвоено звание Темного Наследника, но официально ничего об этом не утверждалось. Так же, некоторые, в частности, Луна Лавгуд, утверждали, что за правым плечом Поттер неотрывно следует призрак Сириуса Блэка. Это также никогда не было подтверждено.
Начиналась новая эра – эра Магической Империи. Все было впереди.

URL
2015-09-23 в 22:15 

hameleon
Впереди долгий путь, но это не имеет значения, пока я двигаюсь.
Ура! Я это сделала!!! Я прям сама в это не верила, но я сделала это!!!

Ща пойду новый фанфик выкладывать. Не хотела начинать, пока этот не закончу. надеюсь, моя новая прелесть тоже всем понравится ;))

URL
2015-09-23 в 23:53 

geLisa
Жесть, но круто! Поздравляю с завершением эпического труда - удачи и вдохновения! И —

   

~illusion of life~

главная